Журналистика, статьи, посвященые авторской песне.

Ещё раз о профессионалах
и любителях.

 

Всю то жизнь я дурачился с песней,
Бегал, прыгал, играл в чехарду,
Называть это дело профессией,
Как хотите, никак не могу.

Юлий Ким, "Безразмерное танго"

Разговоры о профессионализации жанра авторской песни, возможно, порядком всем надоели, но удержаться от замечаний по этому поводу трудно. Когда 25 лет назад я увлекся неким песенным жанром, он назывался самодеятельная песня, и это никого не удивляло. Самодеятельностью это было не только по формальному признаку, (не буду перечислять профессии родоначальников жанра, они большинству известны), жанр был альтернативой профессиональной песне по сути, так как служил трибуной для выражения мировоззрения не конформистски настроенной части общества. Важным для меня было то, что раз самодеятельная, то я имею полное право этим заниматься. Когда некоторые авторы из первой волны стали уходить в профессионалы, это не вызвало революции, они это делали корректно - становились артистами филармоний, писали для театров (Ким, Дольский) и т. д. Конечно, не все оставили свои профессии. Бесконечно уважаю А. Городницкого, который на протяжении всей трудовой деятельности совмещал песни и науку. Не думаю, что Визбор считал себя профессиональным автором-исполнителем.
Другое дело сейчас. Нынешние профессионалы пытаются приспособить жанр под себя, разделив всех на касты, шпыняя любителей, и грубо говоря, плюют в колодец, их вспоивший. Они довольно активно обозначают свою позицию, с ними мало кто спорит, и даже стало считаться, что профессионализация жанра это единственный путь развития.
Я осмелюсь заявить, что мне, например, очень нравятся понятия самодеятельность и любитель. Это замечательно, если человек, в свободное от работы время, с любовью делает какое-то дело, приносящее радость людям, не собираясь продаваться. Говоря о профессионализме, часто подразумевают просто высокий уровень мастерства, но при этом происходит подмена понятий. Если мы обсуждаем какую-то проблему, необходимо одинаково трактовать базовые термины и определения, иначе - вавилон. Откроем словарь Ожегова: Профессионал - человек, сделавший какое-ниб. занятие своей постоянной профессией. Фотографы профессионалы и фотографы любители. Соответственно Профессия - основной род занятий, трудовой деятельности. Заметьте - уровень мастерства не оговаривается, если платят деньги - профессионал. И замечательный пример с фотографами. Да, есть профи, но полно любителей. Они объединяются в клубы, общаются, устраивают выставки, самовыражаются и не спорят о профессионализме. Но об этом позже. Выходит все просто. Профессионал - тот, кто освоил какие-то навыки и продает результат их использования. Неизбежно для него остро стоит вопрос востребованности этих результатов. Любитель - тот, кто творит от избытка творческой энергии, любви к людям и природе, руководствуясь божьим даром, талантом и интуицией (вопросы сублимации в творчестве не рассматриваем, как надуманные). При этом материальную независимость ему дает какая-нибудь профессия, а творческую независимость - неподконтрольность творческим союзам, цензуре и часто, как ни странно, отсутствие образования в выбранной для творчества области, что обеспечивает свободу от стереотипов и самобытность. Почему же такой "наезд" на любителей. Многое, по настоящему значительное, создано ими. Колесо, например. Не было на заре цивилизации профессионального конструктора колеса, но оно появились, благодаря безымянному гению. Потом возникли Мерсы и ВАЗы, но одновременно сотни людей продолжали строить самодельные авто, объединяясь в клубы технического творчества, и не потому, что автомобиль было трудно купить в Союзе, а потому, что потребность в самовыражении многообразна и вездесуща. Телепередача "Это вы можете" была их трибуной Самолет построили автомеханики братья Райт, опять же не было тогда профессиональных конструкторов самолетов. Потом возникли АНы и Боинги, но сотни людей продолжают заниматься конструированием и постройкой сверхлегких летательных аппаратов. В середине 80х проходили всесоюзные слеты любителей СЛА, где можно было увидеть потрясающее буйство конструкторской мысли. Опять же мало кто знает, что в США, где самолет доступен как автомобиль, полно самодельщиков. Ежегодно они слетаются в город Ошкош на фестиваль. Мне, как инженеру-конструктору близки примеры из области технического творчества, однако, может быть такие параллели не применимы к художественным жанрам? Но вот теледокументалистика - очень профессиональный жанр искусства, но тысячи людей с телекамерами снимают, что попало. И нет бы, смотреть это у себя на диване, они присылают сюжеты на ЦТ в передачу "Сам себе режиссер" и тысячи телезрителей умиляются, просматривая сюжеты довольно сомнительной художественной ценности. Видимо, любительство тоже имеет право на публичность. Поэзия и изобразительное искусство так же бывают профессиональными и любительским. Но там, наверное, проще, член союза - профессионал, не член - любитель. Хотя любители тоже издаются, выступают на фестивалях и т. д. Любительские театры еще одно широко распространенное явление, и уж там точно самим себе спектакли не показывают, обязательно ориентация на зрителя. Конечно, и любительство может принимать дикие формы, от курьезных (изобретатели вечного двигателя), до криминальных (черная археология). Но и профессиональными могут быть киллеры и, господи прости, революционеры. С ума можно сходить при любом статусе. Кстати, атомную бомбу создали и применили абсолютные профессионалы. Возможно, аргументация с помощью аналогий не очень корректна. Но Михаил Барановский, ратуя за профессионализм, обычно задает иезуитский вопрос: "Когда у тебя заболят зубы, ты пойдешь к профессиональному стоматологу?" Разумеется, да, но это демагогия, потому, что стоматологов-любителей не может быть, как не может быть танкистов-любителй. Что же касается медицины в целом, то успехи целителей-нетрадиционщиков несомненны, а профессиональные медики не могут справиться ни со СПИДом, ни с раком, ни с насморком. Профессиональная диетология вообще лженаука, это убедительно доказал профессор Андреев (филолог), председатель Всесоюзного совета КСП. Его лекции о правильном питании, прочитанные в начале 80-х в лагере "Барзовка", и ходившие в записях и самиздате, были изданы потом книгой "Три кита здоровья" и имели бешеный успех. Одним из главных аргументов профессионалов, остается тот, что сцена имеет свои законы и требует определенного уровня мастерства, не имея которого можно петь только у себя на кухне или в кустах. При этом критерии весьма расплывчаты и уровень каждый критик отстраивает от своего, то есть очень субъективно. Часто на второй план оттесняется самобытность и искренность исполнения. Это привело к тому, что возникла генерация исполнителей, фанатично шлифующих 2 - 3 песни, для участия в конкурсных фестивалях, и их совершенно неинтересно слушать в компании, им нечего показать, и общих песен они не знают. Так умирают традиции. Это очень важный момент. У Григория Дикштейна есть замечательные слова: "… Но для того эта песня придумана, чтоб её пели со мной…" Старые мастера гордились, когда их песни подхватывались массами и становились народными. Нынешние, все больше, создают песню, как концертный номер, и ужасаются, если кто их запоет, да чуть-чуть не так. С другой стороны, если спросить у обыкновенного потребителя музыкальной культуры, кто такие профессиональные авторы-исполнители, он почти наверняка ответит, что это Газманов, Агутин, Добрынин, Николаев, Юрий Антонов, наконец. И будет прав, к их статусу не подкопаешься. Однако "наши" профессионалы что-то не хотят выступать в одном формате с ними. Им почему-то комфортнее на одной площадке с какой-нибудь десятиклассницей, которая срифмовала любовь и кровь и спешит этим поделиться. Я, кажется, догадываюсь почему. Дело даже не в отсутствии денег на раскрутку. По настоящему массовая аудитория, с которой должен работать профессионал, чтоб заработать, состоит из обывателей, и покорить такую аудиторию можно только попсой. А это уже потеря лица для барда. Поэтому заманчиво использовать воспитанного десятилетиями зрителя, но хорошо бы помнить, что воспитан он поколениями любителей. По человечески я хорошо понимаю ратующих за профессионализм. Конечно, очень хочется заработать на жизнь увлечением. К сожалению, почти всегда, это требует поступиться частью творческой свободы. По свидетельству главного апологета профессионализма в АП Виктора Байрака на Украине пять профессионалов. Ну а любителей то тысячи, так какой же жанр они представляют? Работая в студенческих стройотрядах, я наблюдал бригады строителей, которые быстро и довольно качественно возводили несложные строения типа коровников и сельских домов. Не имея достаточных оснований называться профессиональными строителями, они именовались шабашниками. Так вот, ребята, извините, но уж очень напрашивается аналогия. Работаете вы не по графику, составленному продюсером, а от случая к случаю, когда пруха прорежет, и в профсоюзах не состоите. Точь в точь, как шабашники. Есть еще профессиональные "фестивальщики", но об этом явлении исчерпывающе написал Юрий Чайка в песне "Фестивальная диссидентская". На самом деле, я знаю на Украине только одного автора, который корректно ушел из бардов в профессионалы. Это Константин Фролов из Симферополя. На авторские концерты и спектакли, проходящие регулярно, он собирает тысячные залы. При этом афиши приглашают на встречу с поэтом и актером Русского драматического театра. И практически нигде не объявляется, что Костя дважды! (1978 и 1987 г.г., можете проверить) лауреат Грушинского фестиваля, в отличие от многих самопровозглашенных профессионалов. КСП это среда, предназначенная для самовыражения, посредством сочинения и исполнения песен, непрофессиональных поэтов и композиторов. И всегда найдутся зрители согласные слушать непрофессиональные, но искренние песни. Потребность в этом неистребима, и никто не сможет лишить возможности выступать любителей, даже в век сплошной коммерциализации.

Владимир Шишкин г. Симферополь


Некоторые личные впечатления о Балаклавском фестивале.

Со 2 по 7 августа в Балаклаве прошел 6-й ежегодный фестиваль «Балаклавские каникулы». Мероприятие грандиозное, и думаю, не только в масштабах Крыма. Впервые гостем крымского фестиваля был Александр Городницкий. Его сольный концерт состоялся 6 августа в Матросском клубе в Севастополе. Аккомпанировал мэтру М. Барановский. Зал полный, прием горячий, десятки записок, море цветов. Днем раньше там же состоялся концерт юморных песен, который провел известный шоумен, знаток и бард Борис Бурда. Среди гостей фестиваля много узнаваемых имен – Владимир Васильев, Тризубый Стас, Владимир Каденко, Вадим Гефтер, Юрий Чайка, Валерий Марченко, Михаил Барановский и многие другие. Были участники из России – Питер, Иваново, Воронеж.
Максимальная насыщенность мероприятиями вызывает восхищение работой оргкомитета, возглавляемого президентом фестиваля Андреем Соболевым. Почти каждый день одновременно шли по два концерта, не считая выступлений в воинских частях и конкурсного прослушивания. Кроме того, на набережной был организован «свободный микрофон», который работал, пока были желающие петь. Многочисленные накладки испытывали на прочность небольшой коллектив организаторов. Достаточно вспомнить такой штрих – часа за три до начала заключительного концерта на набережной шли работы по укладке тротуарной плитки. Только решительные звонки Соболева во все возможные инстанции спасли ситуацию.
Конкурс в этом году проходил в три этапа. Каждый день все конкурсанты исполняли по одной своей песне, и их оценивало разное по составу жюри. Потом все баллы складывались и определялись лауреаты. Мастерские проходили независимо от этого процесса, благо в авторитетах недостатка не было. Гран-при в этом году не присуждался, так как открытия нового автора, сравнимого с лауреатами прошлых лет не произошло. Зато в продолжение традиции, существующей только на этом фестивале, был открыт бронзовый бюст почетному гостю. Им оказался Александр Бальменко из Винницы, лауреат и обладатель Гран-при прошлых лет. Он же получил тур путевку в Чехию. Ранее бюста были удостоены Андрей Соболев, Владимир Завгородний, Михаил Барановский, Владимир Каденко. Церемония открытия памятника проходила, как всегда, в живописном месте на «Даче скитальца» в горах. Шурпа и плов в исполнении местного повара были превосходны. Бурда не вмешивался в процесс приготовления, но профессиональный интерес проявил.
Утром, перед поездкой на пикник, состоялась традиционная демонстрация бардов по набережной Балаклавы с транспарантами и лозунгами. Участники поднялись на горку к историческим развалинам крепости Чембало и запустили в воздух связку шаров с прикрепленным посланием. Шары поднялись высоко и улетели в сторону Турции.
Конечно, запомнилась прогулка на корабле ВМФ Украины «Новая Каховка» и купание в открытом море (глубина 80 м по прибору). Там же, на корабле, впервые участвующие в фестивале, дали клятву и были приняты в действительные члены фестиваля. Заметив, что Бурду офицер уводит во внутренние помещения, я нагло последовал за ними и поучаствовал в эксклюзивной экскурсии, устроенной редкому гостю. Боря проявлял присущую ему эрудицию на всех объектах, но особенно интересно было наблюдать его в «родной стихии» т. е. на камбузе (впервые пожалел, что не имею видеокамеры). Ознакомившись с плитой, посудой и продуктами, Бурда попросил показать нормы довольствия. Выяснив, что матросу полагается 100 гр. мяса в сутки, Борис сообщил обалдевшему коку, что при царе-батюшке эта норма равнялась одному фунту (если не ошибаюсь - грамм 400).
В это время Владимир Каденко бегал по палубе с бутылкой и кричал: «В минералке черви!!! Офицеров – за борт!!!» Бунт не поддержали, а Володя с Сашей Бальменко блестяще сплясали матросский танец «Яблочко».
Заключительный концерт проходил по традиции с палубы этого же корабля, пришвартованного у набережной Балаклавы. Это, конечно, грандиозное шоу. В этом году на причале было оборудовано 700 посадочных мест, не менее 1000 человек располагались на набережной, в кафе и барах. Звук был хороший, работали камеры, и на двух экранах, крупным планом всем было видно выступавших. Понятно, что такая обстановка предъявляет особые требования к репертуару, но на сегодняшний день границы жанра расширены так, что почти у каждого автора есть песни не только для костра или камерного зала, но и для площадей и стадионов, а судить хорошо это или плохо выходит за рамки данной заметки. То, что все это дело закончилось фейерверком - не вопрос, думаю, по части этой традиции мы скоро опередим Китай и весь мир.
Трудно, перечисляя события, рассказать о впечатлении, которое оставил фестиваль. Оно складывается часто не из событий «мирового масштаба», а из минуток общения с интересными людьми, которых не встретил бы, если б не приехал на «Балаклаву». За фестивальную неделю таких минуток набралось достаточно, так как и замечательных личностей фестиваль собрал немало, и время для общения кто хотел, нашел, благо оргкомитет сделал все, чтобы обустроить быт участников.
Между прочим, по части спиртного этот фестиваль – один из самых трезвых на моей памяти. То ли компания непьющая подобралась, то ли было так хорошо, что пить не хотелось, но мне это тоже понравилось.
Забавный момент произошел на пресс-конференции, устроенной для севастопольских СМИ. За столом сидят Соболев, Городницкий, Бурда, Гефтер. Перед ними довольно многочисленные представители прессы, практически не знающие о чем спрашивать. Какая-то барышня задает пространный вопрос, обозвав присутствующих шоуменами. Бурда, привычно красуясь на публике, тут же начинает отвечать: «Да, мы шоумены, потому что, даже если сидит хотя бы пять зрителей, это уже шоу. Вот уважаемый Александр Моисеевич…». – «НЕТ, Я САМ СКАЖУ!» – это мгновенная реакция Городницкого. Боря, слегка смутившись, закончил речь, а Городницкий объяснил, что он лично никакого отношения к шоуменству не имеет, он АВТОР и только АВТОР. После пресс-конференции я спросил Александра Моисеевича, как он оценивает уровень местных СМИ. Он сказал, что все нормально, просто они «не в материале». Наверное, фестиваль как раз и творит большое дело для того, чтобы все больше и журналистов и просто публики были «в материале». Кстати, такого количества видеокамер я не видел ни на одном бардовском фестивале. Надо думать, летопись сделана полная
О качестве вина судят по вкусовым ощущениям, остающимся после дегустации напитка, так называемом «послевкусии». После «Балаклавских каникул» послевкусие – отменное.
Остается только надеяться, что энергии и желания нести эту грандиозную ношу Андрею Соболеву и его команде хватит на долгие годы.
Владимир Шишкин г. Симферополь



 


Барды.орг - бесплатный хостинг для сайтов об авторской песне

BardTop Яндекс цитирования Free Page Rank Checker Rambler's Top100

главная | песни наших авторов | о нас | журналистика | фоторепортажи | гостевая книга | ссылки на ресурсы АП | контакты

© 2004-2012 дизайн и разработка - С.Ильиных.
© Все материалы сайта популяризируют творчество крымских авторов, их публикация большей частью согласована с авторами.
© Hosted by TRM