Владимир Губанов

Некоторые журналистские работы В.Губанова представлены на сайтах
http://www.gubanov-vlad.narod.ru

http://www.gubanovpesni.narod.ru

http://www.crimeasongs.narod.ru

Родился в 1955 г., живет в Севастополе, журналист, работает корреспондентом в газете "Севастопольские известия". Пишет стихи и песни с 1974 г. Песни В.Губанова включены в магнитные альбомы "Севастопольский Король" (1995 г.), "Черные пилотки" (1998 г.), "Первая кардиограмма" (1999 г.), "Гранитные мальчики" (2001 г.) и "Песни севастопольских дворов" (2004 г.).
Этим автором написано около 150 вокальных произведений, среди которых - "белогвардейский цикл" ("В Стамбуле вечер...", "Бизертский Крест" и др.), цикл песен о советских подводниках ("Автономка", "Памяти погибших на подводной лодке "Комсомолец", "Заполярная седина" и др.), туристские песни ("Ай-Петри", "А где-то без меня...", "Приполярный Урал" и др.), "севастопольский цикл" ("Эскимо", "Вот опять кружева севастопольских улиц...", "Реквием по линкору "Новороссийск" и др.), а также песни личностно-философского характера ("Трубач", "В бегах", "Песня о моей земле" и др.). Песни В.Губанова публиковались в различных поэтических альманахах, периодической прессе, звучали в эфире Центрального телевидения, радиостанции "Маяк" и крымских радиостанций, использовались в телевизионных документальных фильмах.


Песни Владимира Губанова:

Песня авантюристов Зурбаган
В бегах Вальс нашего двора
Бизертский крест Памяти Александра Танковского
Памяти погибших на подводной лодке "Комсомолец" Песня о новогодних юнкерах
Эскимо Фронтовое танго
Листригоны Такие дела
Ласпи На Мангупе туман

 

 

 

 


ПЕСНЯ АВАНТЮРИСТОВ

Александру Молодыке


Бристольский парус, гафели из Киля,
литой форштевень и высокий борт...
Чем нас купила шумная стихия,
чем завлекла в глухой водоворот?

Толкнув плечом ворота Гибралтара, -
у нас иначе не заведено, -
бег колесницы древнего Икара
мы запрягли в тугое полотно.

Куда несем штандарты горделиво,
когда и где укроют нас они -
на сквозняке туманного пролива,
среди торосов снежной западни?

Но не туман - дымы пороховые
подпишут кровью выведенный счет.
Над нами катят волны круговые
и альбатрос прощальную поет...

Пойдут ва-банк другие капитаны,
их не отвадить, не остановить;
пока им снятся пальмовые страны,
на этом гребне не переломить.

Кто в переулке гриновского Лисса
услышит хрип виллоновских стихов,
тот различит в огнях Вальпараиса
орлиный профиль наших парусов...
* * * вернуться к началу страницы В БЕГАХ

Дай мне пробиться сквозь эти снега,
мимо засад проскочить осторожно,
дай не замеченным с вышек острожных
с ходу пуститься в бега.

Дай проскочить эту серую муть,
чтобы не смог часовой, изготовясь,
через прицела щербатую прорезь
в спину мою заглянуть.

Где частокол ограждающих вех
и вековая острожная мука,
мной сумасбродная правит наука
"будь незаметнее всех".

Пастыри эти слова возвели
в нравоучение целой эпохи.
Я ж за Тобой повторяю "мы - боги".
Быть мне Тобою вели!

Словно молитву шепчу: помоги!
Вот и груди моей дышится вдоволь,
вкус ощущают воды родниковой
жадные губы мои...

Верую лишь в поднебесный разбег.
Пусть суетливо хватают за руки -
только не проповедь этой науки
"будь незаметнее всех".

* * * вернуться к началу страницы БИЗЕРТСКИЙ КРЕСТ

Кто соберет развеявшийся прах,
на старой карте наш маршрут отмерьте.
Который год в полуденной Бизерте
Андреевский не поднимают флаг.
Своей беде идя наперерез,
к нему в слезах последний раз припали...
Мы даже не заметили в запале,
как наши судьбы на тебе распяли,
Бизертский Крест.

Нас не укроет подмосковный снег.
Песок заносит русские надгробья...
Вокруг шумит ломать отвыкший копья,
все на бесценок разменявший век.
А что до нас - иных не знаем мест,
где так чиста российская гордыня,
где до сих пор былая боль не стынет.
Мы, не смирясь, несем тебя поныне,
Бизертский Крест.

* * * вернуться к началу страницы ПАМЯТИ ПОГИБШИХ
НА ПОДВОДНОЙ ЛОДКЕ "ПЛАВНИК" ("КОМСОМОЛЕЦ")


На карте, где остров Медвежий,
рука адмирала замрет.
Титана губительный скрежет
кинжалом под сердце войдет.

Нерусское море надежно
их чистые души хранит.
Над ними сквозь снежное крошево
лишь чайка заплачет навзрыд...

И это всех лучше расскажет
мелодии рвущийся плач.
Вивальди шестое адажио
печальный играет скрипач.

Негромкие эти пассажи -
так просто не скажешь, о чем, -
в сердцах износившихся наших
выводит дрожащим смычком.

На карте, где остров Медвежий,
рука адмирала скользит.
Последняя чья-то надежда -
охрипшая чайка летит.

Штабные улягутся страсти.
Безусый совсем морячок
сломает на карте фломастер,
рисуя особый значок...

* * * вернуться к началу страницы ЭСКИМО

Кладет акация на плечи
ладони колкие свои,
лишь севастопольские встречи
в воспоминанье призови.

Кривая улочка пылится.
Дрожит над Корабелкой зной.
Двадцатилетнего счастливца
на звонкой вижу мостовой.

Идет неспешными шагами,
форся подковками штиблет,
а в проходном дворе, как в раме,
его богини силуэт.

Молю мгновение продлиться:
она, как видно, сгоряча,
еще не вспугнутая птица,
его касается плеча...

Каких исполненная граций
она с ним выйдет из кино!
Смешно облизывая пальцы,
дурачась, делит эскимо.

Не исчезай, еще немножко
продлись, видение, пока
ее порвется босоножка
у папиросного ларька...

...Кладет акация на плечи
ладони колкие свои
лишь севастопольские встречи
в воспоминанье призови.

Средь перекрашенных скамеек
не крутят старое кино,
и за одиннадцать копеек
купи попробуй эскимо.

* * * вернуться к началу страницы ЛИСТРИГОНЫ

О Божьей милости забудьте,
нам отступать не суждено -
на черноморском перепутье
иное выбрать не дано,
когда ноябрьскими ночами
тепло любви наперечет,
и лучший друг пожмет плечами,
твоей кручины не поймет.

И кто тебе поверит, право,
в такое легкое вранье,
на переулках Балаклавы
где не смолкает воронье
и где копеечные блага
сулит соленое жнивье?
Гудит рыбацкая ватага,
величье празднует свое.

Что остается нам? Горстями
черпать судьбу - не тот резон.
Мы черным парусом затянем
неодолимый горизонт...
Нам Божьей милости не будет
и отступить не суждено.
Качают нас морские груди.
Иное выбрать не дано.

* * * вернуться к началу страницы ЗУРБАГАН

Я покидаю Зурбаган
и, заклиная небесами,
судьбы крученый ураган
ловлю своими парусами.
Пусть в гавани его прибой
качнет, играя, звезд монисто...
Я эту маленькую пристань
уже оставил за кормой.

Я покидаю Зурбаган.
Во всем, что прожито накладно,
как сумасбродный капитан,
кляну безвинную команду.
Такой уж выпал интерес:
мне зачитаться сказкой Грина
хватило лишь до середины
и не принять его чудес.

Прощай, мой милый Зурбаган!
Всему свои приходят сроки:
искать другие берега,
судьбы подсчитывать итоги...
Мечту с удачей не сведу
на твоих улочках, наверно,
и в припортовые таверны
уже, скучая, не зайду.

Но все-таки оставит след
у моего седого юнги
проливом шедшие Кассет,
контрабандистские фелюги,
ночного Лисса карнавал,
огней сияние на рее...
И назовет он сына Греем,
не утаив, чье имя дал.

* * * вернуться к началу страницы ВАЛЬС НАШЕГО ДВОРА

Оглушительный взлет голубей
тихий двор потревожил,
несравненно похожий
на арену безумных страстей.
И полет по спирали крутой
этих росчерков светлых
среди будней суетных
необычный, волшебный такой...

Голубиный полет,
с тротуара листву поднимая,
кружит над мостовой.
Этот вальс золотой,
утонченные па,
и музыка его завитая
нас возносят с тобой,
и мы кружим, порой
в поднебесье витая...

Кто вальсирует, бурно кружась,
кто танцует с оглядкой,
кто несмело, украдкой
потаенную пробует связь,
кто с иронией начал опять,
кто кружит упоенно,
от всего отрешенно,
кто вертится, боясь опоздать...

Как прекрасны
порыв объяснений
и робость решенья,
осторожный намек,
и забытый зарок,
и усталых упреков тщета,
изощренности мщенья,
первой ревности плен,
сладкий запах измен
и готовность прощенья!

Ты кружи, наших лиц маскарад,
в ритме вечного вальса,
веселись и печалься,
наших душ ежедневный парад!
Круговерть голубиная, рей
над асфальтом, тревожа
этот дворик, похожий
на арену безумных страстей!

* * * вернуться к началу страницы ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ТАНКОВСКОГО

Как уже не зачернить эти ранние седины,
так уже не обелить все предательства души...
Но кто прожил этот век без расчета середины,
тот оправдан и прощен, пусть по-крупному грешил.

Я уверовал в мечту, настоял ее на горе,
я увидел, как чиста неизведанная даль.
Что нашел - не потерял на размашистом просторе,
что любил - не разлюбил, и минувшего не жаль.

И уже который год черный флаг не маскирую,
и фортуну не кляну - с ней разлада, к счастью, нет,
но в приморском кабаке с матросней не озорую,
пусть карманы до краев золотых полны монет...

Я себе не изменю, старых строк не переправлю,
слез былого со щеки отрешенно не смахну,
ненадежный этот путь суетой не озаглавлю,
в череде грядущих дней их кривую не спрямлю.

* * * вернуться к началу страницы ПЕСНЯ О НОВОГОДНИХ ЮНКЕРАХ

Новогодних каникул минула шальная пора.
На пороге гимназии смятые блестки кружатся.
У вагона "чугунки" хмельные стоят юнкера,
им теперь из провинции в Санкт-Петербург возвращаться.

Ах, как это звучало "я пью с вами на брудершафт",
на танцующий локон спираль серпантина слетала...
На январском ветру - милым именем вышитый шарф,
а на сердце - смятение от новогоднего бала.

Что поделаешь, если им встреча недолгой дана
и в глазах гимназисток таинственный свет обещаний,
а с Германией коль не сегодня, так завтра война.
Им не скрыться уже от оркестра последних прощаний.

Что, помилуйте, в эту провинцию вас завлекло?
Неужели без этих девиц вы на Невском тужили?
Остается теперь сквозь вагонное видеть стекло
гимназисток, чьи головы вы понапрасну вскружили...

* * * вернуться к началу страницы

ФРОНТОВОЕ ТАНГО
Напиши мне письмо на простреленном флаге,
между строк, если сможешь, помяни о любви.
Безнадежно пусты мои винные фляги.
Капельмейстер навылет. Оркестранты в крови.

Опадают бинты, тяжелы и багряны.
Санитары притихли, и медсестры в слезах.
И кричу я во сне: «Исцели мои раны!
Дай хоть руку на память – ухожу в небеса...».

Бьют побудку скворцы фронтовой серенадой.
Новый день не скупится на подарки свои:
на трюмо – поцелуй, и французской помадой –
телефон и два слова: «Не теряйся. Звони».
* * * вернуться к началу страницы
ТАКИЕ ДЕЛА

Что поделаешь, брат? Серебрятся виски
и уходят года, на разлуку легки.
Только память, как прежде, добра и светла,
копит наше былое. Такие дела.

В океане невзгод нам изрядно везло:
нам злодейка-судьба не ломала весло,
не сулила покоя и не берегла
от сердечных распутиц. Такие дела.

И пускай нас по жизни трясет и сечет,
и, казалось, пора уже выверить счет.
Но сойдет с небосвода шальная звезда –
и мы тянем ладони… Такие дела.
* * * вернуться к началу страницы

ЛАСПИ
Виктору Самусю

Где лежит под граненым обрывом красавица Ласпи,
где играет прибоем тугих облаков Куш-Кая,
где природа земные красоты упрятала наспех,
свои вешние краски до новой весны затая,

кизиловую веточку в алые губы целую,
в голубые глаза несмышленого терна гляжу
и не ведаю я, что осеннюю песню лесную
на гитары негромкую музыку перевожу.

И пускай наш костер до туманных небес поднимает
и теплом золотого огня наши души прямит,
и пускай эта песня, как ангел спасенья, летает,
и мирские занозы из наших сердец удалит.

Мы не зря в этой жизни ершились, не зря рисковали,
пусть карманы пусты и одна сигарета на всех,
и уже на продутом ветрами крутом перевале
не сегодня, так завтра нетающий выпадет снег...
* * * вернуться к началу страницы
НА МАНГУПЕ ТУМАН

На Мангупе туман вперемежку с дождем.
В океане ночи – полотняный наш дом.
И, казалось, легко говорить: «Ну и пусть…»
Этот шорох дождя разбудил мою грусть.

Он волнует палатку и сосен верхи,
а еще он, чудак, сочиняет стихи,
и всю ночь их бормочет, твердит наизусть.
Этот шорох дождя разбудил мою грусть.

Я прошу у дождя: «Ты меня сбереги,
не ко времени эти, поверь мне, стихи!
Ведь они все о том, будто я к ней вернусь…»
Этот шорох дождя разбудил мою грусть.

* * * вернуться к началу страницы

Читатель, помни: все орфографические, синтаксические и пунктуационные ошибки являются собственностью авторов.


 

Барды.орг - бесплатный хостинг для сайтов об авторской песне

BardTop Яндекс цитирования Free Page Rank Checker Rambler's Top100

главная | песни наших авторов | о нас | журналистика | фоторепортажи | гостевая книга | ссылки на ресурсы АП | контакты

© 2004-2012 дизайн и разработка - С.Ильиных.
© Все материалы сайта популяризируют творчество крымских авторов, их публикация большей частью согласована с авторами.
© Hosted by TRM